Дауншифтинг (образ жизни) — Downshifting (lifestyle)

image «Клерк»

Рубрика Управление персоналом (аутсорсинг, аутстаффинг)

Источник:Rabota.ru

Они умышленно спускаются на гораздо более низкие позиции либо навсегда уходят из бизнеса. Они отказываются от карьерных перспектив, хорошего заработка, покорения новых рубежей…  Зачем дауншифтеры идут на понижение? И как работодатели относятся к искателям «худшей доли»?

В деревню, в глушь, в Саратов! Дауншифтинг (от англ. downshifting) — осознанный переход с престижной работы на менее оплачиваемую, сопровождающийся понижением в статусе, отказом от профессиональных и финансовых перспектив и прочих радостей жизни. «В моей жизни произошло три дауншифтинга. Я ушел из конторы, где начали бесцеремонно задерживать зарплату (оказалось, очень вовремя ушел!) — предложили позицию корреспондента после шеф-редактора, но с перспективой роста. Я согласился. Не обманули — вскоре я дорос до шеф-редактора. Потом нашлись причины самому отказаться от этой должности. Перешел в обозреватели, но вскоре опять продвинулся в редакторы. К счастью, через некоторое я нашел предложение на позицию корреспондента в западной компании, куда впоследствии и перешел. Сейчас я ни о чем не жалею!» — рассказывает один из наших читателей. «Работал генеральным директором в своей фирме. За шесть лет — ни одного отпуска. Ушел в сферу информационных технологий, в программисты. Теперь работаю по совместительству. В этом году четыре раза ездил за границу — красота!» — делится своим примером Артем, читатель нашего портала. Сегодня все чаще и чаще российские труженики принимают добровольное решение о завершении «игры», в связи с чем становится очевидно — по карьерной лестнице можно не только подниматься, но и спускаться. Что движет «беглецами»? Каковы причины дауншифтинга, и почему специалисты срываются с насиженных мест? «В переломный момент человек устает от бесконечной гонки, обезличенных ценностей и корпоративной лояльности, из-за которых приходится сидеть на работе до полуночи, выходить в выходные. Тут-то и вспоминаются юношеские хобби или детские мечты. Кто-то идет преподавать хореографию в детскую школу, кто-то расчехляет фотокамеру и учится искусству фотографии, а кто-то сдает квартиру и переезжает на Гоа. У “истинных” дауншифтеров перелом сознания наступает в районе 30 лет. Типичный портрет — специалист, получивший хорошее образование, устроившийся по сложнейшему многоэтапному конкурсу в престижную компанию и поднявшийся на высокую ступень карьерной лестницы. Стоит отметить, что в 2008–2009 гг. дауншифтерами становились поневоле. Сотрудники покидали компании в результате массовых сокращений и находили себя во фрилансе. Часть “вынужденных переселенцев” так и не вернулась, почувствовав вкус свободы», — говорит Екатерина Коваленко, руководитель направления «Медицина и фармацевтика», холдинг «Империя Кадров». Екатерина Коваленко поделилась своим примером: «В 2009 году успешный менеджер крупной российской корпорации после удачного размещения компании на бирже решил уйти. Кризиса никто не ждал, сокращать его не планировали, но человеку очень хотелось покоя, особенно душевного. Он увлекся йогой, освоил медитацию. Надо сказать, что ему повезло получить поддержку семьи. За три года, которые он не работал, молодой человек усердно практиковался, сдавал экзамены. Сейчас он трудится в свое удовольствие, а в свободное время работает тренером по йоге. Он не жалеет о своем выборе, его нынешний доход позволяет жить ему и его семье. Цифры, конечно, не сопоставимы с тем доходом, который был раньше. Но душевный покой ему дороже». «Дауншифтинг — это осознанная позиция, когда специалист устал или не готов к высокому уровню ответственности и хочет работать в более спокойном режиме», — полагает Елена Евстюхина, руководитель группы по подбору персонала направления «ТНП: продажи и маркетинг», холдинг «АНКОР». «Причины дауншифтинга могут быть обусловлены как внешними, так и внутренними факторами. Чаще всего ему подвержены люди, занимающие руководящие должности, — они задерживаются на работе допоздна, решают конфликты, часто находятся в состоянии стресса, жестких конкурентных условиях. Все вышеперечисленное можно отнести к внешним факторам. Кроме того, еще одним внешним “симптомом” является “синдром выгорания”. К внутренним критериям можно отнести состояние здоровья», — считает Екатерина Жолобова, консультант по персоналу, консалтинговая компания «Триумф». Основные приверженцы дауншифтинга — руководители высшего звена, топ-менеджеры. Известны случаи, когда люди, занимавшие довольно высокие посты, принимали решение о завершении своей трудовой деятельности, бросали все и отправлялись на поиски свободы в теплые края или глухие деревни. Как показывает практика, многие выбирают частичный дауншифтинг: «переселенцы» отказываются от работы не полностью, а переходят по карьерной лестнице на позиции более низкого уровня, пытаясь найти гармонию и соблюсти баланс между материальными и духовными ценностями.

Таких не берут в космонавты? Волей-неволей человек, начавший «игру на понижение», может вызвать определенные подозрения. Интересно, охотно ли берут на работу дауншифтеров? Вполне предсказуемо, что работодатели относятся к дауншифтерам с опаской и недоверием — если кандидат один раз решился на радикальные перемены и в одночасье «избавился» от профессионального груза, то не исключено, что в любой момент специалист сможет повторить маневр. Екатерина Коваленко говорит, что сотрудники кадровых служб, как правило, считают таких людей сложно управляемыми — для них трудно определить верную мотивацию, и всегда есть риск, что сотрудник снова захочет вернуться к вольной жизни. «Опыт показывает — работодатели не любят дауншифтеров. Они не будут являться в компании стабильными фигурами. Например, после недолгого отпуска дауншифтер может вернуться в свою отрасль на ту же должность, однако если его и возьмут на работу, то крайне неохотно — никто не может гарантировать, что ситуация не повторится», — отмечает Екатерина Жолобова. «Из нашей практики, которая основана на взаимодействии главным образом с международными компаниями, резюме кандидатов с подобным опытом чаще всего не рассматривают. Дело даже не в желании “худшей доли”, а в том, что работодатель видит здесь серьезные риски: претендуя на более низкую позицию, кандидат все же не сможет совладать со своими амбициями и будет искать что-то более интересное», — считает Елена Евстюхина. «В практике компаний нередки случаи, когда бывший дауншифтер принимался на работу, а через полгода снова уезжал. Некоторые соискатели сразу предупреждают о сезонности своей занятости. К примеру, люди, полюбившие проводить осенне-зимний период на Бали или Шри-Ланке, с удовольствием возвращаются к работе в период дождей, который в этих странах выпадает на лето, а осенью снова мигрируют в теплые страны. Позволить себе такое могут редкие грамотные специалисты, на которых всегда есть спрос», — рассказывает Екатерина Коваленко. Действительно, для большинства работодателей кандидат-дауншифтер — некий сигнал к размышлениям. Но как действовать специалистам? Что необходимо предпринять при поиске работы?

Возвращение блудного попугая «Почему вы решили пойти на понижение?» — непременно спросит вас работодатель. По словам Екатерины Коваленко, специалист, ушедший из бизнеса к спокойной жизни и впоследствии решивший вернуться в офис, может набить себе много шишек. Необходимо быть готовым к тому, что желание работать «в низах» станет объектом повышенного внимания со стороны работодателя. Екатерина Жолобова отмечает, что при поиске новой работы необходимо верить в себя и стараться доказать работодателю, что именно вы будете полезны компании. По словам эксперта, если ваш выход — это возвращение после «отпуска» в старую сферу, то следует оперировать имеющимся опытом и компетенциями. Елена Евстюхина советует разработать четкое обоснование, почему вы решили поменять уровень деятельности. По ее словам, это необходимо для того, чтобы у работодателя сложилось позитивное впечатление, чтобы он впоследствии смог сделать осознанный выбор. «Иначе, — добавляет эксперт, — работодатель увидит человека, не сумевшего найти выход из сложной ситуации, потерпевшего неудачу. А, как известно, не особенно успешные кандидаты никому не нужны». Эксперты рынка труда отмечают: дауншифтер — не самый завидный кандидат. Но, разумеется, каждый случай индивидуален. И отношение потенциального босса будет формироваться исходя из того, какие мотивы побудили соискателя к дауншифтингу. Поэтому при поиске работы (к слову, алгоритм здесь стандартный: наиболее эффективно использовать все возможные инструменты поиска) следует донести до работодателя свою позицию, ясно ответить на вопрос, почему вы решились на такой, и привести внятное и логичное объяснение своему поступку.

Подборка полезных мероприятий

image

Получить высшее образование, найти   работу с хорошей зарплатой, сделать великолепную карьеру, приобрести автомобиль, взять кредит на квартиру, приобрести автомобиль получше, продать квартиру и приобрести дом… Для всех людей этот жизненный сценарий выглядит очень привлекательно. Однако существуют и иные. Те люди, которые решили, что материальные блага и  карьера — это не  главное в жизни.

Путь дауншифтера

Некоторые считают, что дауншифтеры — люди, которые после достижения  успеха в жизни, вдруг  ушли с пути, чтобы начать настоящую жизнь.

В прошлом дауншифтеры тоже шли в офис к 9 часам утра, носили  костюмы и делали серьезные лица, ждали премий, повышения, пятницы и отпуска, однако затем  это все  потеряло смысл.

Причины могли быть различные, но  они в определенный момент просто спросили сами себя: «Зачем?» Зачем принимать участие в данном марафоне: надрываться, увеличивать продажи, прибыли, если вы теряете что-то более ценное?

Зачем необходима карьера,если ради нее необходимо жертвовать общением  с домочадцами? И зачем жить чужими ценностями и стремиться к ним, если можно жить ради себя и заниматься тем, что  интересно именно вам?

Именно с этого и начинается дауншифтинг.

Кстати,  это может быть не обязательно олигарх, который отправился навсегда жить на Гоа. Это может быть и заработавшийся  менеджер, который сдал квартиру в столице и отправился работать гидом в другую страну.

Или экономист, который решил откопать зарытый  талант художника и из-за этого устроился работать на ½ ставки. Или человек, который устал от большого города и решил начать новую жизнь  в  глубинке (для этих людей даже придумали название — «ушельцы»).

Дауншифтер Герман Стерлигов

Один из  ярчайших примеров  «ушельцев» — Герман Стерлигов. «1  капиталист СССР»,  вдруг уехал с Рублевки, сменив блага цивилизации на  хутор в Подмосковье и животноводство.

Это  бегство было  неожиданностью. К тому же семья у него большая — супруга, дочь и 4 сыновей.

Были слухи, что сам Стерлигов решил пустить пыль в глаза, изменить имидж — и стать простым парнем. А затем триумфально возвратиться в Москву — обновленным, «просветленным». Однако Стерлингов возвращаться не спешил.

И дела на  ферме шли очень хорошо. Журналисты поездили к нему,  и, убедившись, что он  решил всерьез стать фермером, понемногу начали забывать к нему дорогу.

Но прошло четыре года — и он возвратился в Москву. Он утверждал, что этот  переезд временный. Мол, кризис, консультирую  коллег- а так меня ферма ждет, семья,  животные и  это нельзя бросить.

Но кризис вроде бы прошел, а Стерлигов назад в свой хутор  не торопится. Но и соглашаться, что в деревне ему  жить не хочется, тоже не спешит…

Что толкает людей к дауншифтингу?

Кстати,   дауншифтинг не всегда означает бедность. Многие люди, которые решили бросить высокооплачиваемую работу, в результате заканчивали тем, что начинали зарабатывать  на том, что им  нравится.

Кто-то открыл русский ресторан, другие организовали брачное агентство, другие дайвинг клуб.

Но заниматься дауншифтингом можно по-разному. Не все  добиваются успеха, но  и не всем он нужен.

Некоторым достаточно жить на берегу моря, зарабатывать плетением фенечек  и ежедневно любоваться закатом, и в Гоа таких людей предостаточно,  разных возрастов, в том числе есть престарелые хиппи, которые приехали туда  в далекие 60-е.

Многие,  пожив жизнь дауншифтера, возвращаются к прошлой жизни и начинают строить карьеру, копить деньги, но  без  мыслей о том, как бездарно они проживают  жизнь, гоняясь за благами.

Однако часто причиной дауншифтинга становится  усталость. Люди просто не могут  чередовать работу и отдых.

В больших городах мы работаем по десять часов в день, тратим по несколько часов на дорогу, и даже в выходные не всегда получается отдохнуть. Очевидно, что постоянно проживать в данном режиме нельзя.

В любом случае человек «перегорает», и  никакие деньги не могут заставить его с позитивом относиться к работе. Для  людей такого типа дауншифтинг — это  затяжной отпуск, и именно они  возвращаются.

Также причиной может быть неправильно выбранная профессия. Так как многие поступают в те учебные заведения, которые выбирают родители, и становятся юристами и экономистами.

Одни мучаются в течение всей жизни, а другим хватает смелости начать все сначала — устроиться на низкооплачиваемую работу на ½ ставки и  учиться там, где хотелось в молодом возрасте. В этом случае дауншифтинг — возможность исправить ошибку.

Дауншифтинг Елены Погребижской

Может быть, именно к людям, которые «исправляют ошибки», относится  Елена Погребижская.

Елена  отучилась в Педагогическом институте, затем- на факультете журналистики в Московском государственном университете. И затем пошла работать по профессии. Политкомментатор «Время», специальный корреспондент, который объездил «горячие точки», она не то что подавала  надежды — она была востребованная.

И вдруг — уход. Ее не понимали. Все ведь складывается  удачно! Но женщину заинтересовала новая идея — создать  рок-группу. Так появился псевдоним  Буч, который стал не только ее новым именем, но и названием группы.

Великолепные песни, большое количество концертов, множество фанатов… Группа  сменила название на «Елена Погребижская», выпустила четыре альбома. Но Елена, будто после покорения очередной высоту, вновь решила полностью поменять жизнь.

Попробовав себя в качестве писателя, она подалась в документалистику.

И сначала — стандартные вопросы: зачем, куда?! Но, наверное, нет  того Олимпа, который Буч не смогла покорить. Так появляются документальные фильмы «Все равно я встану» (был снят по рассказу «Исповедь четырех»), и немного позже — «Продавец крови», который в 2008 г. получил Тэфи в качестве Лучшего телевизионного документального фильма.

2009 год — очередной Тэфи,  за фильм «Доктор Лиза». И вопросов «Зачем? Почему?» больше не возникает.

Сейчас  Погребижская посвящает себя режиссерской работе.

Видео на сегодня — сюжет программы «профессия репортер» о дауншифтинге. Очень интересно!

Помните советский фильм «Три плюс два»? Для тех, кто не смотрел: там трое друзей мужчин каждое лето в отпуск отправлялись не просто на побережье моря, а в определённое место этого побережья и проводили там все свои отпускные деньки в почти полной отрешённости от цивилизации, а по прибытии «в мир» не стремились к росту на работе. Неотменной частью такого отдыха было отпускание бороды. Но не это главное.

Оказывается, стремление к такому времяпрепровождению имеет даже своё название — апшифтинг, а подобное отношение к работе зовётся дауншифтингом. Термины эти в России появились пару лет назад. Слова заморские и обывателю не совсем понятные. К этому добавляется и то, что понимание их у нас и «там» разное. Так что же это такое?

Дауншифтинг (downshifting) — это переход с высокооплачиваемой, но связанной с чрезмерным стрессом, нагрузками и отнимающей все свободное время работы на более спокойную, хотя и низкооплачиваемую по сравнению с прежней, а также отказ от предметов роскоши и карьерных перспектив в будущем.

Само понятие «карьера» в большинстве случаев связывают с постоянным движением вверх, с покорением новых рубежей, а также с профессиональным и должностным ростом. Но приверженцы дауншифтинга своим примером показывают, что, по карьерной лестнице можно не только подниматься, но и спускаться, причем абсолютно добровольно.

Движение современных «отказников» от их более успешной бизнес-жизни противопоставляется образу яппи — молодого, невероятно честолюбивого и амбициозного «белого воротничка», придерживающегося своеобразного мировоззрения. Работа и карьера, непременно с жесткой установкой на лидерство, для яппи кумир номер один, имидж и социальный статус — кумир номер два. Любой успешный карьерист-яппи является заложником собственного положения: его траты направлены на приобретение престижных вещей ради очередного карьерного рывка, и так может продолжаться до бесконечности.

Главный внешний признак дауншифтинга — отказ от карьеры в таком её виде — замкнутого круга бесконечного потребления, демонстрации своего высокого статуса, уровня и стиля жизни, навязываемых обществом, ради иных жизненных ценностей, прежде всего семьи, хобби, психологического комфорта и заботы о собственном здоровье. По сути, дауншифтер — это человек, дошедший «до ручки» — нервного срыва, депрессии, которому уже не помогают успокаивающие нервы медикаменты. Не большие деньги и красивые машины делают его несчастным, а то, КАК он их добивается.

Слово «дауншифтинг» заимствовано из лексикона автомобилистов — так называется переключение коробки передач на меньшую скорость. Но как гласит поговорка: «Тише едешь — дальше будешь»,

т. е.

при таком ритме достигнешь большего, нежели новая машина, яхта и замок, а именно — найдешь себя и гармонию с самим собой. В каком-то смысле дауншифтинг можно рассматривать как этап к апшифтингу — полному отказу от прошлой жизни. Но апшифтинг свойственен только «радикалам» в поиске себя.

Апшифтеры — это радикально настроенные дауншифтеры, предпочитающие вообще сойти с дистанции, занявшись совершенно иным видом деятельности и пожертвовав наработанным за долгие годы статусом и положением, в то время как большинству бывает достаточно спуститься вниз на одну-две ступеньки карьерной лестницы, уменьшив объем ответственности и должностных обязанностей. Существует вариант и временного дауншифтинга, с возможность возобновления карьеры после тайм-аута.

Классический западный дауншифтинг (с понижением доходов) — это всегда революция в ответ на требования компании. Дауншифтер — корпоративный бунтарь, неожиданно подставляющий свою компанию (да и отрасль в целом). Таких не берут в космонавты, то есть в Procter&Gamble, Mars и прочие цитадели коммерческой стабильности. Самое интересное, что как раз такие компании и являются основными производителями дауншифтеров — корпоративная этика требует многого, давая взамен лишь деньги и статус, значащие для человека далеко не всё.

Вместе с солидными заработками, красивой жизнью и уважением окружающих нередко настигает целый букет заболеваний — результат «сгорания на работе». Дауншифтинг в таких условиях является, как правило, вынужденным, о нем задумываются, лишь когда вопрос встает ребром: или карьера, или здоровье. Чуть менее важным основанием для отступления является стремление минимизировать юридические риски — «меньше знаешь — лучше спишь» (меньше будет способов придраться к тебе у работников органов). Желание проводить больше времени с семьей и детьми или посвящать себя любимому делу тоже приводит людей к идее ограничить свои аппетиты на работе.

Следует помнить, что чем раньше человек начнет прислушиваться к себе, к своему внутреннему голосу — тем меньше вероятность, что ему придется от чего-то отказываться — «играть на понижение». В классическом понимании дауншифтинг — это всегда выбор между доходами и стрессами, с одной стороны, и душевным комфортом за меньшее вознаграждение, с другой. Так что выбор всегда за вами, а не за вашим руководителем и партнёрами.

Статья опубликована в выпуске 21.04.2007 Обновлено 22.07.2020 Что еще почитать по теме?

  • Как люди делают деньги?
  • Почему нельзя проклинать других людей?
  • Как шутят о себе профессионалы? Анекдоты от психологов
  • Почему книги по психологии постепенно вытесняют Достоевского?

Не совсем так: даже сдавая хрущевку в престижном районе Мневники, вы не сможете содержать  то, что на стором снимке. Скорее всего это будет Домик в деревне. Ну как на пакете молока. В тайской деревне. И теперь представьте. вы живёте на деньги от сдачи своей халупы и рассылаете всем свои друзьям по соц сетям раскошные фотографии своей курортной жизни.  Ваши «друзья» по фейсбаку и уконтакти вам завидуют и вы пребываете в полной уверенности в своей исключительности, питаясь рисом и лашой… Но потом вдруг у вас заболевает зуб, а ещё через какое-то время находятся камни в почках… Соцобеспечения у вас нема. Медицина в райском месте оказывается достаточно качественной, но дорогой. Денег с аренды хором у вас не хватает и вы вынуждены ехать к своему корыту — ну там где хоромы сдали. А что там происходит? Да фиг его знает — вы уже отстали от жизни и из бывшего наёмника превратились в отсталого наёмника. А кому такой наёмник нужен? Да никому.

Из увенчанного лаврами вашими друзьями по фейсбаку даунШифтера вы превращаетесь в полного неудачника. Вы нафиг никому не нужны и наконец-то понимаете, что дауншифтинг — это ступень вниз, а не наверх

2. Продолжаю на основе комментариев:

— действительно, если человек переезжает в страны с теплым климатом на зимовку при этом не оставляя своей  основной деятельности, которая ведётся через интернет… Как-то замысловато сказал. Короче, если человек работает через интернет и меняет лишь свой IP с российского на  тайский, то такого человека нельзя назвать даунШифтером. Это фрилансер — ещё одно иностранное слово.

— действительно, я понимаю слово даунШифтер так как трактует руссоязычная википедия — и как сейчас понимаю — неправильно. То есть обидел ненароком часть людей, которые действительно отказались от карьеры ради души. Поэтому приношу им свои извинения и затыкаюсь. Что-то вчера на меня нашло — наверно на солнце перегрелся. Пойду искупаюсь

image
Дауншифтинг был массовым явлением в 2000-х Фото Getty Images
Выгоревшие менеджеры крупных компаний и бизнесмены в 2000-х массово устремились в теплые страны, чтобы восстановить ментальное здоровье. Но отсутствие денег, ритма большого города и понятной цели в жизни заставило многих вернуться на родину

Бывший специалист по спецпроектам «СТС Медиа» Павел Пестов вместе со своей девушкой Машей, прежде сотрудницей торгово-металлургической компании, выходили с пляжа Арамболь в индийском штате Гоа зимой 2016 года. Внезапно на дорогу выползла змея и укусила Машу в ногу. Позже оказалось, что это была гадюка Рассела, яд которой смертельно опасен для человека. Маше пришлось пережить операцию по трансплантации кожи, а Павлу — четыре месяца на полу индийской муниципальной больницы, где он ухаживал за девушкой. На жизнь в Индии и лечение ушли все сбережения молодых людей — порядка 700 000 рублей, — а желание перезагрузиться обернулось кошмаром.

История Пестова не исключение. Дауншифтингом занимаются сотни бывших менеджеров крупных компаний и владельцев бизнесов, уставших от напряженного графика, — они бросают высокие посты с приличной зарплатой и уезжают искать «настоящих себя» в теплые страны. Но для многих мечта о новой жизни превращается в испытание на прочность, выдерживают которое единицы.

Бум дауншифтинга пришелся на начало 2000-х, говорит Алена Владимирская, основательница HR-проектов Pruffi, «Антирабство» и Careefan. В то докризисное время найти новую работу было относительно просто, соответственно, терять старую было нестрашно, сегодня же ситуация на рынке труда изменилась не в лучшую сторону, объясняет эксперт. Артем Борисов, администратор паблика «Индия-Гоа.Сегодня» в соцсети «ВКонтакте» (87 000 подписчиков), также говорил в интервью КП, что дауншифтеров подкосил кризис, сильнее всего ударив по «лонгстерам» — тем, кто уезжал надолго, но имел финансовую поддержку из России. По его оценкам, уже в 2016 году около трети индийских дауншифтеров вернулись на родину. «А все потому, что имея доход от сдачи квартиры, русский настолько расслабляется, что делать что-либо еще совершенно не получается. Самое большее, на что хватает сил, — шутинги (съемки в кино. — Forbes), потому что в Гоа найти настоящую работу очень сложно», — рассуждал Борисов.

Антитренд на дауншифтинг подтверждает и опрос Superjob, проведенный среди 3000 респондентов в Москве и Санкт-Петербурге. Из результатов следует, что лишь 3% людей, готовых к переезду, рассматривают вариант с понижением социального статуса ради моральной перезагрузки. Большинство боятся не найти новую достойную работу после возвращения. Страх небезосновательный, предупреждает Владимирская: профессиональное сообщество за несколько лет забывает о таких мигрантах, и карьеру на родине приходится строить с нуля. Не жалеют ли бывшие дауншифтеры о решении уехать из России и помогает ли перезагрузка сознания обрести жизненный баланс?

Змей-искуситель

Эпопея со змеиным укусом кончилась хорошо: девушка Павла Пестова перенесла операцию и вернулась домой здоровой. Но продолжать индийскую перезагрузку после этого опыта молодые люди не захотели и вернулись в Россию, начав поиски работы.

К решению уволиться и уехать в Гоа Пестова подтолкнуло эмоциональное выгорание на работе. «В холдинге «СТС Медиа» несколько каналов, которые одновременно создают спецпроекты по огромному количеству событий, за каждое из которых отвечал я. Работал в выходные и праздники. Энергетически было тяжело работать, например, на Новый год на катке в Парке Горького. Я понял, что не хочу повторить следующий год в таком же режиме», — вспоминает Павел. Его поддержала и Мария, которая в 2016 году уволилась из торгово-металлургической компании. На двоих у них было 500 000 рублей накоплений и еще 200 000 рублей на черный день — в Индии пара планировала прожить как минимум несколько месяцев. Работать удаленно не планировали. «Это был эксперимент над собой: каково это — жить, только наслаждаясь и созерцая? Еще я планировал переписать там диссертацию по философии», — рассказывает Павел.

«Я осознал, что ничего не делать — это не рай на земле, а серьезное испытание»

Пара сняла часть виллы в Северном Гоа, в районе Арамболь — излюбленном месте дауншифтеров, музыкантов и хиппи. «Каждый закат все собирались на пляже, джемились на барабанах и танцевали. Нас окружали ходулисты, жонглеры, йоги, индусы, собаки, продавцы. И все провожали этот день, благодаря», — ностальгирует Пестов. На второй месяц райской жизни произошел несчастный случай, который заставил молодых людей пересмотреть отношение к дауншифтингу. «Я спал на полу в госпитале и молился, чтобы девушка не умерла от получения вторичной инфекции», — рассказывает Павел.

Переживать было из-за чего: жизни Маши угрожал не только сам яд, а еще и инфекция, которая могла попасть в кровь в процессе операции по трансплантации кожи. По словам Пестова, взрослый англичанин-дауншифтер, сосед Маши по палате, скоропостижно умер именно от полученной в больнице инфекции: «На его кремацию не прилетел никто из родственников, а присутствовала только незначительная часть пожилых друзей-дауншифтеров. Это натолкнуло на мысль о том, что обо мне так же забудут, если пропаду надолго из социума».

Каким бы крутым специалистом человек ни был, через полгода-год местная профессиональная «тусовка» забывает о нем, и восстановить карьеру без потери в уровне позиции и зарплаты оказывается крайне сложно, соглашается Алена Владимирская: «Даже если человек ехал фрилансить, а не просто лежать на пляже, поток заказов от клиентов постепенно начинает иссякать и со временем становится ничтожным. В итоге дай бог ему хватит на обратный билет». Для дауншифтеров, проводящих день за днем на пляже, время как бы стопорится, а в мегаполисе идет своим чередом — люди быстро растут в должностях или меняют работу, рассуждает эксперт. По ее словам, привычного круга знакомых, которые могли бы помочь рекомендацией вернувшемуся дауншифтеру, просто нет.

Павлу и Маше повезло не только выбраться из Индии живыми и здоровыми, но и быстро найти желаемую работу. Машу позвали в ту же компанию, из которой она увольнялась полгода назад, причем на лучших условиях. А Павел познакомился с владельцем стриптиз-клуба Golden Girls Лаки Ли и устроился к нему пиар-директором. «Я вынес много кармических уроков из этого опыта. Например, осознал, что ничего не делать — это не рай на земле, а серьезное испытание. А новая работа стала наградой за боль и испытания, которые удалось преодолеть в Индии», — рассуждает Пестов.

Тайские каникулы

Люди, которые бросили стабильную карьеру ради ретрита на берегу моря, а теперь вернулись в Москву и пытаются восстановить пошатнувшуюся карьеру, довольно часто приходят за консультацией к профессиональным эйчарам. В практике Алены Владимирской такие клиенты появляются раз в полтора-два месяца. Она приводит классификацию дауншифтеров, основанную на причинах отъезда. В первом случае человек неожиданно получает какую-то сумму денег — например, после участия в IPO компании, акционером которой являлся, — но ее не хватает на покупку квартиры или запуск бизнеса. Эти деньги часто используют для того, чтобы «выдохнуть» и пожить на море, отключившись от рабочей рутины. Второй тип — «задолбавшиеся» офисные сотрудники, которые могут позволить себе работать удаленно или уволиться и уйти на фриланс. Третий — люди, которые поехали отдохнуть на новогодние каникулы, но решили остаться надолго. 

«Необязательно увольняться с работы, чтобы изменить свою жизнь»

К третьему типу относится Полина Олитто, экс-сотрудница крупной телекоммуникационной компании (ее название Олитто не имеет права разглашать по условиям договора с бывшим работодателем), где проработала больше десяти лет — устроилась после выпуска из института еще в родном Омске, а в Москву перевелась в 2014-м в рамках нового проекта. Для выпускницы без опыта место в крупной компании было удачей, говорит Полина, но со временем она потеряла интерес к своим задачам: «Для меня стало все предсказуемо, я не видела дальнейшего роста. К тому же, работа в офисе отнимает много сил на такие простые вещи, как приходить в точное время, потому что так принято, не уйти в отпуск на день больше, потому что не положено и так далее».

В ноябре 2018 года она ушла «в никуда» и уже через неделю была в Таиланде. Хотела отдохнуть недельку-другую, но задержалась на четыре месяца, два из которых прожила на Пхукете, два — на Бали. Накоплений не было, и Олитто взяла проект на фрилансе — запускала сайт компании с курсами бизнес-тренера, консультировала несколько стартапов по вопросам повышения эффективности. Размер ее дохода упал по сравнению с московским периодом, но не сильно, а уровень жизни в целом повысился. «В Москве ты зарабатываешь и тратишь, всегда есть на что, а в Азии очень многое из московского образа жизни просто не нужно», — поясняет Олитто.

За четыре месяца она набралась сил и поняла, что хочет вернуться в ритм мегаполиса. Офисный вариант не рассматривала запустила собственный проект, схожий по наполнению с тем, которым занималась на фрилансе. Сейчас он существует в формате блога в Instagram под названием Woman Recovery program: Олитто консультирует тех, кто хочет начать здоровый образ жизни и обрести work-life balance (баланс между работой и остальной жизнью. — Forbes). Среди клиентов дауншифтинг она не пропагандирует: «Необязательно увольняться с работы, чтобы изменить свою жизнь. Я всегда за экологичные и менее стрессовые способы понять себя».

Слишком много релакса

Учить других, как обрести жизненный баланс, — довольно частый карьерный кейс среди бывших дауншифтеров. Так поступил и Владимир Курсов — бывший владелец SMM-агентства Like Box, которое работало на подряде у крупных рекламных агентств Hungry Boys и BBDO. К 2014 году он устал «от всех этих тендеров, дедлайнов», пережил  выгорание и попал в больницу с депрессией.

«Человек, который родился и вырос в Москве, через два-три месяца точно захочет движухи»

Чтобы восстановить силы, Курсов оставил московские проекты и уехал сначала в двухнедельный отпуск, а затем и на ПМЖ в Таиланд. «Расстояния небольшие, всегда под боком есть байк: сел на него, полчаса — и ты там, где тебе нужно. Хорошая погода, атмосфера расслабленная, никто никуда не спешит. Даже если опаздываешь, никто тебе потом мозг не выносит», — перечисляет Владимир плюсы островной жизни. По его словам, цены на аренду недвижимости позволяли с тем же уровнем затрат чувствовать себя «королем на вилле с бассейном», положительно сказывалась и разница во времени с Москвой: когда в Москве 11 утра, в Таиланде уже 3 часа дня, «и ты успел съездить и на пляж, и на массаж».

Но через два месяца Владимир «не выдержал» и вернулся: «Атмосфера там совсем уж релаксовая. Человек, который родился и вырос в Москве, через два-три месяца точно захочет движухи». Не хватало и общения с новыми людьми, и культурного досуга нет кинотеатров, из развлечений только паромы на соседний остров, походы в торговые центры и местная реклама.

Возвращался Курсов на уже готовое место — главы SMM в предвыборной президентской кампании Григория Явлинского. После завершения проекта он решил оставить маркетинг и занялся развитием собственной компании по немедикаментозному снятию стресса, а сейчас готовит к открытию школу медитации.

Выгоревшие лузеры

Люди, которые решают стать дауншифтерами, часто принимают решение импульсивно, на пределе усталости или выгорания, говорит Амина Назаралиева, врач-психотерапевт, соучредитель психологического центра Mental Health Center: «Они страдают из-за отсутствия здоровых границ между работой и личной жизнью, когда нужно быть на связи в любое время — даже в отпуске, или когда ты с семьей. Такие люди просто хотят, чтобы это все прекратилось, прямо сейчас». Такой подход не всегда имеет позитивные последствия: когда человек приходит в себя, то понимает, что повернул не совсем туда, куда хотел. По словам Владимира Курсова, на Пхукете, например, есть примеры, когда бывшие топ-менеджеры из России открывают на острове кафе или небольшие магазины, «но многие из них, кто привык к масштабу в больших компаниях, не особо довольны — с точки зрения амбиций это не самый лучший вариант». Многие через какое-то время возвращаются в цивилизацию, но, как правило, не в Москву, а в Гонконг, Сингапур или Куала-Лумпур, говорит предприниматель.

«25-летний менеджер среднего звена, который не нашел себя, никакой не дауншифтер, а просто лузер»

Часто дауншифтинг становится не разовой акцией по восстановлению сил после выгорания, а своего рода болезнью. Алена Владимирская приводит пример из личного опыта: клиент, имя и должность которого она не может разглашать, работал коммерческим директором крупного онлайн-медиа. Последний год перед отъездом из России работал «на разрыв аорты» и к декабрю понял, что «пора бежать» — отправился в Индию на краткосрочный ретрит. Перед этим предупредил Владимирскую, что планирует вернуться в феврале, и к этому времени ему хорошо бы подыскать новую работу. Но к оговоренному сроку не прилетел — решил остаться в Азии. «Сказал, что ему предложили там купить рыбный заводик, — вспоминает эксперт. — Ну, я послушала и забыла. Не мать же я ему родная».

Через 3,5 года клиент неожиданно позвонил Владимирской и заявил, что хочет вернуться и найти достойную работу «с должностью того же уровня и двадцаточкой (€20 000) евро зарплаты»: «Я ему говорю: «Алё, мир изменился, никто тебя не знает. Какая двадцаточка, хоть куда-то бы пристроить». «Бедолага» скитался по рынку несколько месяцев, устроился на должность уровнем ниже с зарплатой в четыре раза меньше желаемой. А через девять месяцев в его Facebook Владимирская обнаружила фото «под пальмой». Оказалось, клиент снова уехал перезагружаться, бросив с трудом полученное место. «Если однажды заболел этой идеей, заболеешь снова. 3-5 лет посидишь, и как чуть что — хмарь московская ноябрьская — сразу на ретрит. Это легко считывается, и такой работник вряд ли кому-то нужен», — резюмирует эксперт.

Основатель рекрутинговой платформы Superjob Алексей Захаров считает, что дауншифтеров «в подлинном смысле этого слова» среди россиян крайне мало — «глупо говорить даже о доле процента». «Это должен быть действительно высокопоставленный обеспеченный человек, который по доброй воле отказывается от социального статуса и переходит на уровень ниже, желая освободиться от ответственности за других людей и напряженного графика. Например, наша элита, мигрировавшая в Лондон, — это дауншифтеры. А 25-летний менеджер среднего звена, который не нашел себя и поехал искать на Бали, никакой не дауншифтер, а просто лузер», — категорично заключает Захаров.

Дополнительные материалы

10 стартапов, за которыми нужно следить в 2020 году. Выбор Forbes

Подпишитесь на рассылку Forbes Все сразу Лучшее за день Лучшее за неделю Идеи для бизнеса

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий